152.1 ГК РФ

Комментарий к статье 152.1 ГК РФ

1. Не смотря на то, что согласия гражданина на обнародование его изображения не требуется в общественных или иных публичных интересах, здесь к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы государству и обществу, общественной безопасности, окружающей среде и т.п.

Применимо к обнародованию изображения гражданина в сообщениях средств массовой информации судам рекомендовано разграничивать между собой:
— сообщения о фактах, способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями (здесь средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес);
— и сообщения о подробностях частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью (здесь общественной роли нет).

Под съемкой, проводимой в местах, открытых для свободного посещения, понимается, в том числе, кино- и фотосъемка, видеозапись, осуществляемая в ходе проведения открытых судебных заседаний. При этом кино- и фотосъемка, видеозапись открытого судебного заседания должны проводиться в порядке, предусмотренном: ч.5 ст. 241 УПК РФ; ч.7 ст. 10 ГПК РФ; ч.7 ст. 11 АПК РФ.

Согласие на использование такой записи от участников судебного заседания не требуется.

2. Наблюдатели при проведении голосования могут вести фото- и (или) видеосъемку в помещении для голосования, но обязательно соблюдая положения ст. 152.1 ГК РФ, иные положения законодательства РФ, устанавливающие ограничения доступа к информации. При этом фото- и (или) видеосъемка работы членов избирательной комиссии со списком избирателей должна осуществляться таким образом, чтобы сохранялась конфиденциальность персональных данных, которые в нем содержатся.

3.Статья 152.1 ГК РФ была изменена ФЗ от 02.07.2013 N 142-ФЗ. Изменения вступили в силу 01.10.2013. В соответствии с изменениями в статье появились новые положения, устанавливающие, что:
— изготовленные в целях введения в гражданский оборот, а также находящиеся в обороте экземпляры материальных носителей (на жестких дисках, CD-дисках и т.п.), содержащих изображение гражданина, подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации на основании судебного решения, если при этом нарушается положение п.1 ст. 152.1 ГК РФ;
— гражданин вправе требовать удаления своего изображения, размещенного в Интернете, и запретить дальнейшее его распространение, если это изображение было получено или используется с нарушением п.1 ст. 152.1 ГК РФ.

4. Применимое законодательство:
— постановление ЦИК России от 03.10.2012 N 143/1085-6;
— письмо Федеральной нотариальной палаты от 02.04.2013 N 735/06-06.

5. Судебная практика:
— постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2010 N 16;
— постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29.

Консультации и комментарии юристов по ст 152.1 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 152.1 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Комментарий к статье 152.1 Гражданского кодекса РФ

Статья 152.1. Охрана изображения гражданина

Комментарий к Ст. 152.1 ГК РФ:

1. Хотя комментируемая статья появилась в ГК относительно недавно, ее нельзя считать совершенно новой, поскольку ранее действовавшее законодательство содержало похожую норму (ст. 514 ГК 1964 г.). Однако условия ее применения не были достаточно разработаны в доктрине гражданского права. Что касается судебной практики, то предмет исков, связанных с охраной изображения гражданина, преимущественно составляют требования о защите чести, достоинства и деловой репутации. Споры, связанные непосредственно с незаконным использованием изображения, встречаются крайне редко.

2. Положения об охране изображения гражданина направлены на защиту индивидуального облика — нематериального блага, под которым в доктрине понимается неразрывная совокупность наружных признаков человека (включая внешность, фигуру, физические данные, одежду и т.п.), воспринимаемых в виде целого или фрагментарного образа (см.: Малеина М.Н. Указ. соч. С. 124). Соответственно, изображение гражданина представляет собой его индивидуальный облик (образ), запечатленный в какой-либо объективной форме (например, в произведении изобразительного искусства, на фотографии, в видеозаписи и т.п.).

В связи с этим необходимо учитывать, что создание подобной объективной формы может быть результатом интеллектуальной деятельности (п. 1 ст. 1225, ст. 1226 ГК РФ), в отношении которого у автора возникают самостоятельные личные неимущественные и имущественные права. Вместе с тем изображение гражданина также является самостоятельным нематериальным благом. Поэтому само по себе законодательство об интеллектуальной собственности не предоставляет каких-либо специальных оснований для использования изображения помимо правил ст. 152.1 ГК РФ. Практически это означает, что, например, при осуществлении авторских прав должен соблюдаться разрешенный режим использования изображения, запечатленного в объекте авторского права.

3. Каждый человек вправе формировать свою внешность по собственному усмотрению, сохранять и изменять ее, фиксировать в определенный момент времени путем фотографирования, видеосъемки и т.п. Индивидуальный облик (образ) идентифицирует гражданина в обществе, поэтому изображение является частью сведений о личности человека и может, кроме того, составлять его личную тайну. Поэтому любое использование изображения (например, фото- и видеосъемка, запечатление в произведении изобразительного искусства и дальнейшая его демонстрация и т.п.) допускается по общему правилу только с согласия изображенного лица.

4. В ГК не урегулирован порядок получения и содержание согласия гражданина на использование его изображения. В связи с этим возникает ряд практических вопросов: в частности, обязательно ли (а также — когда и как) оговаривать виды (изготовление печатной продукции, подготовка демонстрационных материалов и т.п.), форму (использование фрагментов изображения, включение в коллажи и т.п.) и цели (для иллюстрирования конкретных событий, статей и т.п.) его использования? Из смысла комментируемой статьи и особенностей охраны нематериальных благ следует, что согласие может быть дано лицом в устной либо письменной форме (последнее предпочтительнее с точки зрения доказательств) и, как правило, предварительно. Допустимо и последующее одобрение, однако до его получения использование считается несанкционированным. Если гражданин работает в какой-либо организации, то организация вправе разрешать (запрещать) третьим лицам использование изображения, но только при условии наличия соответствующих полномочий от изображенного гражданина.

При этом согласие необходимо получать на каждый конкретный вид, форму и цель использования, тем более когда предполагается фрагментарное использование, «оторванное» от фактической обстановки, в которой производилось запечатление образа гражданина. Если же согласие на использование изображения было дано в абстрактной форме, следует исходить из того, что таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые соответствовали фактической ситуации.

Допущение иного не соответствовало бы целям охраны изображения гражданина и создавало бы основу для формирования искаженного представления об образе конкретного лица.

5. В случае смерти гражданина его изображение может использоваться лишь с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Использованный законодателем соединительный союз «и» дает основания утверждать, что формально законным является лишь то согласие, которое получено от всех указанных лиц. Представляется, что по действительному смыслу комментируемой статьи необходимо и достаточно согласие любого из уполномоченных лиц, если об ином не выразил свою волю изображенный гражданин.

Возникают и многие другие вопросы: в течение какого периода после смерти изображенного лица существует обязанность получать согласие на использование его изображения? Что подразумевается под отсутствием управомоченных на дачу согласия лиц (смерть или также объективная невозможность с ними связаться при отсутствии сведений о месте жительства и т.п.)? Чье согласие необходимо, если материальный носитель изображения принадлежит на праве собственности другому лицу? Кто должен (и должен ли) давать согласие на использование изображения в случае отсутствия детей, пережившего супруга и родителей изображенного гражданина — и т.п. При чрезмерно лаконичном регулировании и скудной судебной практике выработать единый подход невозможно. Поэтому решение указанных вопросов должно осуществляться на основе общего смысла гражданского законодательства с учетом особенностей нематериальных благ и конкретных обстоятельств. В любом случае очевидно, что при использовании изображения гражданина недопустимы любые искажения и (или) изменения запечатленного в объективной форме образа.

6. Нарушением признается любое использование чужого изображения, в том числе путем обнародования, без получения соответствующего согласия. Формулировка комментируемой статьи — «обнародование и дальнейшее использование» — не совсем корректна и создает иллюзию того, что обнародование является обязательным признаком нарушения и необходимой предпосылкой дальнейшего использования, и, следовательно, иные виды использования не могут квалифицироваться в качестве нарушения. Очевидно, что по смыслу закона запрещается любое несанкционированное использование изображения гражданина, в том числе и такого, которое ранее уже было обнародовано.

7. В соответствии со ст. 152.1 не считается нарушением использование изображения, которое: а) осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; б) получено при съемке, проводимой в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), однако при условии, что такое изображение не является основным объектом использования; в) получено в результате позирования гражданина за плату.

Первые два случая действительно являются исключениями из общего правила о необходимости получения согласия на использование изображения. Что же касается позирования за плату, то подразумевается, что соответствующее лицо, например натурщик или фотомодель, заранее соглашается с тем, что его изображение может быть использовано в тех целях, для которых оно было сделано.

8. В комментируемой статье не раскрывается, что понимается под государственными, общественными и иными публичными интересами, в целях которых допустимо свободное использование изображения. Грамматический анализ позволяет сделать вывод, что все указанные интересы составляют единый род — так называемые публичные интересы. Указанное понятие является оценочным и обычно раскрывается через противопоставление интересам частным.

Считается, что публичные интересы характеризуют содержание и развитие таких общественных отношений, которые: а) определяют устройство государства и общества как единого организма; б) обеспечивают целостность и единство государства, общие принципы его устройства и организации, механизм управления социальными процессами, основанный на реализации властных полномочий; в) составляют сущность каждого общества, касаются всех сфер жизнедеятельности (экономики, политики, культуры и т.п.); г) закрепляют единые основы правового статуса членов общества и их взаимосвязей с государством. Напротив, частными интересами являются интересы, характеризующие особенности конкретной личности и относящиеся к частной жизни каждого индивидуума (Статья 24 Конституции РФ), включающей межличностное общение с семьей, родственниками, друзьями, коллегами и т.д., внутренний духовный мир человека, интимные стороны его жизни и т.п.

Таким образом, общественные интересы отражают функционирование социума как сложной организации, а государственные интересы — работу аппарата власти (как Российской Федерации в целом, так и субъектов Российской Федерации и муниципальных образований), обеспечивающего суверенитет, территориальную неприкосновенность и безопасность социума. Что же касается неких «иных публичных интересов», то в силу оценочного характера данного понятия и наличия неразрывной связи между обществом и государством достаточно сложно назвать какой-либо публичный интерес, который не был бы при этом государственным или общественным. Поэтому указание в законе на «иные публичные интересы» можно признать желанием законодателя наиболее общим образом определить случаи свободного использования изображения (т.е. в любых публичных интересах).

С учетом этого можно сделать вывод: в общем виде использование изображения гражданина в общественных, государственных и иных публичных интересах означает использование такого изображения в связи с тем и постольку, поскольку либо такой гражданин является публичной фигурой (т.е. занимает государственную должность и (или) пользуется государственными ресурсами, играет определенную роль в общественной жизни в области политики, экономики, искусства, социальной сфере, спорте и т.п.), либо информация о нем и его деятельности так или иначе затрагивает интересы общественной и государственной безопасности. Причем в первом случае использование изображения допустимо в тех пределах, в которых оно отражает и характеризует публичность соответствующего лица. По смыслу закона использование должно осуществляться объективно и адекватно публичным обязанностям в общественной и государственной жизни, из-за чего недопустимы любые искажения и (или) изменения запечатленного в объективной форме образа. Во втором случае, т.е. при обеспечении интересов общественной и государственной безопасности, речь идет, как правило, о доведении до публики информации о внешнем облике граждан в связи с их розыском, уголовным расследованием и т.п.

9. Применение правила о свободном использовании изображения, полученного при съемке, проводимой в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, затруднено ввиду отсутствия в ГК формального определения основного объекта использования. Представляется, что содержание указанного оценочного понятия должно раскрываться с учетом существа фактических обстоятельств, из-за чего вопрос об основном объекте является скорее вопросом факта, а не права. Так, поскольку изображение гражданина может использоваться без его согласия, если оно зафиксировано в какой-либо объективной форме (фотографии, видеозаписи и т.п.) в месте, открытом для свободного посещения (улица, музей и т.п.), либо на публичных мероприятиях (собрание, конференция, съезд, концерт, спортивное соревнование и т.п.), то основным содержанием материала, используемого по результатам подобных съемок, должно быть именно публичное место или мероприятие, но не образ конкретного гражданина. Иначе говоря, изображение гражданина должно служить своеобразным фоном иллюстрируемых (освещаемых) мероприятий и использоваться только в связи с его пребыванием в конкретном месте (на конкретном мероприятии) и таким образом, чтобы не акцентировать внимание воспринимающих информацию третьих лиц именно на изображении гражданина. Например, изображение гражданина может быть дано даже крупным планом, но при условии, что такой крупный план не является господствующим на конкретном изображении публичного места (мероприятия). При этом такое изображение не может быть использовано вне связи с тем местом (мероприятием), где и в рамках чего оно было сделано.

10. Комментируемая статья не содержит каких-либо указаний относительно способов защиты интересов гражданина в случае несанкционированного использования его изображения. Следовательно, могут применяться любые способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст. 12 ГК РФ, с учетом, разумеется, специфики защищаемого нематериального блага и характера самого нарушения (см. коммент. к ст. 150 ГК РФ).