Моральный ущерб за клевету

Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11 декабря 2012 г. N 33-14625/2012 (ключевые темы: компенсация морального вреда — деловая репутация — клевета — нравственные страдания — оскорбление)

26 октября 2016

Апелляционное определение Свердловского областного суда
от 11 декабря 2012 г. N 33-14625/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Зинченко И. П.,

судей Звягинцевой Л. М., Родионовой Т. О.

при секретаре Федореевой Н. Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 декабря 2012 г. гражданское дело по иску Дьячковой А. С. к Соколову В. В. о взыскании компенсации морального вреда

по апелляционным жалобам сторон на решение Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области 25 сентября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Родионовой Т. О., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Дьячкова А. С., ( / / ) г. рождения, обратилась в суд с вышеуказанным иском. В обоснование заявленных требований ее представитель Дьячков С. С. (действующий по доверенности от ( / / ), сроком ( / / )) в исковом заявлении указал, что приговором мирового судьи судебного участка N ( / / ) от ( / / ) Соколов В. В. признан виновным по ч. 1 ст. 129 УК Российской Федерации за клевету ( / / ) в отношении Дьячковой А. С., т. е. за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица и подрывающих его репутацию. Так, в ( / / ) г. Соколов В. В. распространил в Интернете на созданном им сайте ( / / ) в статье об общеобразовательной школе ( / / ) ( / / ) информацию, содержащую заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство Дьячковой А. С., а именно, что Дьячкова А. С. является девушкой легкого поведения, наркоманкой, о чем свидетельствует нистагм в глазах, что у нее расстройство психики, что она ( / / ) устроила разборку, пыталась навязать ему интимные действия. При этом он разместил на сайте фотографию Дьячковой А. С., из которой ни у кого не осталось сомнений в том, что речь идет именно о ней. Соколов В. В. понимал, что все, указанное им на сайте в отношении Дьячковой А. С., является заведомой ложью. Распространяя преднамеренные неверные утверждения о Дьячковой А. С., о событиях ( / / ), Соколов В. В., стремясь извлечь из этого пользу, вводил других лиц в заблуждение, создавая негативное мнение о Дьячковой А. С. Несмотря на то, что длительное время шел судебный процесс по уголовному делу и Соколов В. В. был осужден, после этого прошло достаточное количество времени, он продолжает нападки на Дьячкову А. С., по-прежнему распространяя о ней всякие гадости на своем сайте. Ссылаясь на ст. 61 ГПК Российской Федерации, ст. 151, п. 5 ст. 152, 1099, 1101 ГК Российской Федерации, указывая, что фактом клеветы и оскорблений в отношении Дьячковой А. С. ответчик причинил ей моральный вред, просил взыскать в пользу Дьячковой А. С. компенсацию морального вреда в размере ( / / ) руб., при этом указал, что определяя размер компенсации морального вреда исходят из того, что клеветнические и оскорбительные действия ответчика Соколова В. В., итогом которых стало его осуждение по уголовному делу частного обвинения, отрицательно сказались на здоровье Дьячковой А. С., на протяжении полутора лет истец претерпевала нравственные страдания во время судебной тяжбы по доказыванию в уголовном процессе факта совершенных против нее преступлений. Также просил взыскать в возмещение расходов по уплате госпошлины ( / / ) руб. (л. д. ( / / )).

В судебное заседание истец Дьячковой А. С. не явилась, ее представитель ( / / )6 в судебном заседании исковые требования полностью поддержал, огласил свои письменные объяснения, которые просил приобщить к материалам дела (л. д. ( / / )

Ответчик Соколову В. В. письменных возражений, отзыва по существу иска не представил, в судебное заседание не явился, ( / / ) направил в суд по факсу ходатайство о передаче гражданского дела, назначенного к рассмотрению на ( / / ), ( / / ) в Орджоникидзевский районный суд ( / / ), по месту жительства ответчика, полагая, что иск принят к производству суда с нарушением правил подсудности, установленных ст. 28 ГПК Российской Федерации, при этом указал, что постоянно проживает в ( / / ) в ( / / ), расположенном по адресу: ( / / ); свидетельство о регистрации по месту пребывания представит позднее, так как в настоящий момент в паспортном столе студенты ( / / ) проходят перерегистрацию. В этом же заявлении уведомил суд, что не имеет возможности приезжать из ( / / ) для участия в судебном заседании в связи с материальным положением, а также из-за постоянной занятости в связи с обучением в ( / / ), но при этом считает невозможным рассмотрение дела без его непосредственного участия в судебном заседании; (л. д. ( / / )).

( / / ) направил в суд по факсу ходатайство о приобщении к материалам дела доказательств в подтверждение ходатайства о передаче дела по подсудности: справку ( / / ) студенческого отряда ( / / ) о постоянном проживании в период с ( / / ) по ( / / ) в ( / / ); свидетельство ( / / ) от ( / / ) о регистрации по месту пребывания на срок с ( / / ) по ( / / ) по адресу: ( / / ), п( / / ), общ; справку зав. общежитием ( / / ) ( / / ) от ( / / ) о постоянном проживании в общежитии с ( / / ) (л. д. ( / / )).

Ходатайство ответчика Соколова В. В. о передаче дела по подсудности в Орджоникидзевский районный суд ( / / ) оставлено без удовлетворения определением суда от ( / / ) (л. д. ( / / )).

Решением Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области от 25 сентября 2012 г. иск Дьячковой А. С. удовлетворен частично, с ответчика Соколова В. В. в ее пользу взыскана компенсация морального вреда в размере ( / / ) руб., в возмещение расходов по уплате госпошлины ( / / ) руб. (л.д. ( / / )).

С решением не согласились обе стороны.

В апелляционной жалобе представитель истца Дьячковой А. С. — Дьячков С. С. просит решение суда изменить и принять по делу новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, полагая определенный судом размер компенсации крайне незначительным, не соответствующим объему причиненного морального вреда, степени и продолжительности нравственных страданий Дьячковой А. С., не учитывающим умышленную форму и степень вины ответчика, в подтверждение данных доводов излагает фактические обстоятельства, приведенные в исковом заявлении и в письменных объяснениях; ссылается на оставление без оценки суда доводов истца о причинении истцу морального вреда не только клеветой, подтвержденной приговором, но и оскорбительными высказываниями в адрес Дьячковой А. С., которые не были квалифицированы в уголовном деле как оскорбление, но носят явно оскорбительный характер (Соколов В. В. через Интернет обвинил Дьячкову А. С. в том, что она преступница, что она сексуально неразборчива, девушка легкого поведения). Указывает на взыскание с Соколова В. В. при рассмотрении других гражданских дел в счет компенсации морального вреда более значительных сумм; считает, что с учетом фактических обстоятельств дела и на основании норм действующего законодательства, в т. ч. с учетом Постановлений ЕСПЧ, Соколов В. В. должен быть наказан материально, а Дьячкова А. С. должна получить реальную финансовую компенсацию своих страданий, однако взысканную судом компенсацию в размере ( / / ) руб. нельзя считать ни наказанием, ни финансовой компенсацией страданий (л. д. ( / / )).

В апелляционной жалобе и дополнении к ней ответчик Соколов В. В. просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств; указывает, что впервые извещен о судебном разбирательстве ( / / ), ему не были вручены приложенные с исковым заявлением документы, он был лишен возможности приводить возражения против иска и представлять доказательства; оценка доказательств судом произведена односторонне, дело рассмотрено с нарушением правил территориальной подсудности, суд не учел его материальное положение; полагает, что дело должно быть передано для рассмотрения по существу в Орджоникидзевский районный суд ( / / ). Считает недоказанным факт причинения истцу морального вреда. В дополнении к жалобе просит принять решение об отказе в иске (л. д.( / / )).

Представитель истца Дьячков С. С. в письменном возражении просит оставить апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции стороны не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом (исх. ( / / ) от ( / / )), о причинах неявки суду не сообщили, доказательств уважительности причин неявки не представили. На основании ст. ст. 327, 167 ГПК Российской Федерации дело может быть рассмотрено в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Изучив материалы дела, доводы апелляционных жалоб и возражения, судебная коллегия не находит оснований для отмены, изменения решения суда.

Судом установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, изложенные в решении выводы о наличии оснований для частичного удовлетворения иска основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, оцененных судом в соответствии со ст. 67 ГПК Российской Федерации, нарушений норм ГПК Российской Федерации, влекущих отмену (изменение) решения суда в апелляционном порядке, не допущено.

Разрешая спор, суд верно руководствовался ст. ст. 21, 23 Конституции Российской Федерации, правильно применил положения ст. ст. 150-152, 1099, 1101 ГК Российской Федерации и учитывал разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором, в частности, указано, что если действия лица, распространившего не соответствующие действительности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Как следует из содержания искового заявления, основанием иска о компенсации морального вреда, заявленного в соответствии с п. 5 ст. 152 ГК Российской Федерации, являлось распространение Соколовым В. В. заведомо ложных, порочащих честь и достоинство Дьячковой А. С. сведений, подтвержденное вступившим в законную силу обвинительным приговором суда о признании Соколова В. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК Российской Федерации.

Принимая решение по заявленным требованиям с учетом вышеприведенных фактических оснований (ч. 3 ст. 196 ГПК Российской Федерации), суд правильно исходил из того, что обстоятельствами, имеющими значение для разрешения иска, являются, в частности, факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности; при отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом; обязанность доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений лежит на истце; порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица; следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК Российской Федерации суд обоснованно учитывал, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка ( / / ) от ( / / ) Соколов В. В. признан виновным в совершении в отношении Дьячковой А. С. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК Российской Федерации (клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его деловую репутацию), таким образом, являются установленными и не требуют доказывания истцом в данном гражданском деле факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности, т. е. совокупность обстоятельств, подтверждающих наличие оснований для удовлетворения иска о компенсации морального вреда в соответствии с п. 5 ст. 152 ГК Российской Федерации.

С учетом изложенного подлежат отклонению доводы жалобы ответчика о недоказанности истцом факта причинения ей морального вреда (в частности, о непредставлении истцом в соответствии со ст. 56 ГПК Российской Федерации доказательств об испытанных ею нравственных страданиях в связи с распространением в отношении нее порочащих, не соответствующих действительности сведений) и о необходимости в связи с этим отказа в иске в полном объеме. Доводы ответчика об отсутствии доказательств, подтверждающих ухудшение состояния здоровья Дьячковой А. С., также не подтверждают незаконность и необоснованность решения суда, поскольку выводов о причинении истцу морального вреда в виде физических страданий в решении суда не содержится, несение страданий такого характера вследствие указанных в приговоре действий ответчика судом не установлено и никакими доказательствами со стороны истца не подтверждено, указание в исковом заявлении на то, что действия ответчика отрицательно сказались на здоровье истицы, не подкреплено, в частности, медицинским заключением, подтверждающим факт расстройства здоровья, наличие прямой причинно-следственной связи между действиями ответчика и указанными негативными последствиями. При таких обстоятельствах безосновательными являются и доводы жалобы истца об определении судом размера компенсации без учета отрицательных последствий, наступивших в состоянии здоровья истца вследствие действий ответчика.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы жалобы представителя истца о причинении истцу морального вреда не только в связи с клеветой, но и в связи с оскорблениями в адрес истца, в т. ч. имевшими место после приговора суда, и о необоснованности решения суда в связи с оставлением данных обстоятельств без оценки суда. В исковом заявлении, из содержания которого суд исходит при определении предмета и оснований иска, не содержится указания на конкретные факты распространения Соколовым В. В. порочащих Дьячкову А. С. и не соответствующих действительности сведений, не подтвержденные вступившим в силу приговором суда; не приведены конкретные фразы ответчика, носящие, по мнению истца, оскорбительный характер; напротив, истцом приводится ссылка на ст. 61 ГПК Российской Федерации и указывается, что основанием иска о компенсации морального вреда являются действия Соколова В. В., установленные приговором суда, которым Соколов В. В. признан виновным в клевете. Заявлений о дополнении, уточнении оснований иска в порядке, предусмотренном ст. ст. 39, 131-132 ГПК Российской Федерации от истца в суд не поступало.

Как следует из приговора мирового судьи судебного участка N ( / / ) от ( / / ) по делу ( / / ), клеветническими, не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Дьячковой А. С. признаны фразы Соколова В. В. «девушка легкого поведения», «навязывала интимные отношения», «с расстройством психики» (л. д. ( / / )), из объема обвинения исключено распространение слова «наркоманка», так как в тексте статьи о событиях ( / / ) такое слово отсутствует; судом указано, что наличие в статье о событиях ( / / ) слова «нистагм» рядом с фотографией, на что ссылается сторона обвинения, не означает распространение Соколовым В. В. в отношении Дьячковой А. С. сведений о том, что она является наркоманкой, кроме того, сведения о событиях ( / / ) не входят в объем обвинения, предъявленного Соколову В. В.; слова «устроила разборку» не являются ложными. Судом сделан вывод об отсутствии в действиях Соколова В. В. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК Российской Федерации, при этом указано, что в основу обвинения частным обвинителем положены фразы, употребленные в адрес Дьячковой О. С.: «девушка немного легкого поведения», «наркоманка», «с расстройством психики», «устроила разборку», «пыталась навязать интимные действия», однако высказывания Соколова В. В. не содержат бранных и неприличных по форме слов и выражений, их нельзя расценивать как оскорбление — деяние, за которое предусмотрена уголовная ответственность, кроме того, в изученной судом распечатке с сайта слова «наркоманка» не содержится (л. д. ( / / )).

В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъяснено, что если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Доказательств установления в уголовном судопроизводстве наличия в действиях ответчика признаков преступления, предусмотренного ст. 130 УК Российской Федерации (приговора, постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям) истцом не представлено, в том числе за период после вынесения приговора суда, в этой связи доводы истца о наличии оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда в связи с его высказываниями оскорбительного характера в адрес истца судебной коллегией отклоняются.

В соответствии со ст. ст. 151, 1101 ГК Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Компенсация морального вреда, подлежащая взысканию в пользу потерпевшей Дьячковой А. С., определена судом первой инстанции в размере ( / / ) руб. в полном соответствии с вышеприведенными положениями закона и исходя из фактических обстоятельств рассматриваемого дела. Мотивированные выводы суда в данной части изложены в решении. Доводы апелляционных жалоб сторон о несогласии с указанным размером компенсации направлены на переоценку исследованных судом доказательств, не свидетельствуют о несоответствии выводов суда обстоятельствам дела и не могут повлечь отмену (изменение) решения суда в апелляционном порядке. Оснований для уменьшения или увеличения размера компенсации, исходя из доводов апелляционных жалоб сторон, судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы истца о незаконности и необоснованности решения суда со ссылкой на неприменение судом норм международного права, Постановлений ЕСПЧ нельзя признать состоятельными. Как разъяснено в п. 1 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. Истцом не приведено доводов о наличии в решении суда первой инстанции каких-либо выводов, не согласующихся и противоречащих позиции ЕСПЧ, изложенной в указанных в апелляционной жалобе Постановлениях (от 27 июля 2003 г. по делу «Смирнова против России», от 03 февраля 2011 г. по делу «Кабанов против России»).

Доводы ответчика о рассмотрении дела с нарушением правил территориальной подсудности опровергаются материалами дела. Судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства ответчика о передаче дела в Орджоникидзевский районный суд ( / / ) установлено, что на момент принятия дела к производству суда (( / / )) Соколов В. В. был зарегистрирован по месту жительства по адресу: ( / / ); регистрация по месту пребывания в ( / / ) произведена с ( / / ) по ( / / ), с учетом положений ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации, ст. 20 ГК Российской Федерации, ст. ст. 28, 33 ГПК Российской Федерации в удовлетворении ходатайства о передаче дела для рассмотрения в Орджоникидзевский районный суд ( / / ) судом правильно отказано, частная жалоба в порядке ч. 3 ст. 33 ГПК Российской Федерации на данное определение ответчиком не подана. Доказательств, опровергающих вывод суда о подтверждении места жительства ответчика по состоянию на дату предъявления иска фактом его регистрации по месту жительства в ( / / ), ответчиком не представлено.

В соответствии с ч. 3 ст. 330 ГПК Российской Федерации нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения. Доводы ответчика о невручении ему копий документов, приложенных к исковому заявлению, не свидетельствуют о допущении судом такого нарушения.

Как видно из материалов дела, с исковым заявлением приложены копия приговора, апелляционное постановление и кассационное определение в отношении Соколова В. В., распечатки статей Соколова В. В. с интернет-сайтов, копия заключения этнико-лингвистической экспертизы от ( / / ), копии характеристик Соколова В. В., указанные документы имелись у ответчика. Также были приложены копии характеристик и наградных документов Дьячковой А. С., копия аттестата Дьячковой А. С., копия письма ( / / ) на имя Дьячкова С. С. о постановке Соколова В. В. на списочный учет. Согласно сопроводительному письму суда в адрес ректора ( / / ) от ( / / ) об оказании содействия в извещении Соколова В. В. и вручении ему судебных документов, копия искового заявления с приложенными к нему документами на ( / / ) листах, копия определения о подготовке дела к судебному разбирательству, судебная повестка на ( / / ) г. на ( / / ) направлены для вручения Соколову В. В. по электронной почте (л. д. ( / / )); согласно докладной секретаря судебного заседания Д. от ( / / ) секретарем ( / / ) Л. подтверждено, что указанные документы, направленные судом по электронной почте, получены Соколовым В. В. ( / / ) (л. д. ( / / )); в своих ходатайствах от ( / / ) о передаче дела по подсудности (л. д. ( / / ) и от ( / / ) о приобщении к материалам дела доказательств (л. д. ( / / )) Соколов В. В. не заявлял о том, что им не получены приложенные к исковому заявлению документы и не просил направить копии документов в его адрес либо отложить рассмотрение дела в связи с отсутствием возможности мотивированно возражать против иска. О назначении дела к судебному разбирательству на ( / / ), ( / / ), Соколову В. В. было достоверно известно, что следует из вышеуказанных ходатайств. При таких обстоятельствах, с учетом положений ст. 35 ГПК Российской Федерации, согласно которой лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, судебной коллегией отклоняются доводы Соколова В. В. о нарушении его процессуальных прав, незаконном рассмотрении дела в его отсутствие, лишении его возможности приводить возражения против иска и представлять соответствующие доказательства.

Доказательства, приложенные с дополнением к апелляционной жалобе ответчика, во внимание приняты быть не могут, так как ходатайства об их принятии ответчиком суду апелляционной инстанции не заявлено, оснований для принятия, исследования и оценки вновь представленных доказательств в соответствии с ч. 1 ст. 327.1., ч. 2 ст. 322 ГПК Российской Федерации не указано.

С учетом изложенного оснований для отмены, изменения обжалуемого сторонами решения суда судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь п. 1 ст. 328 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области от 25 сентября 2012 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы истца и ответчика — без удовлетворения.

Председательствующий:

Зинченко И. П.

Судьи:

Родионова Т. О.
Звягинцева Л. М.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Для того, чтобы суд начал свою работу в отношении совершенного преступления, необходимо предоставить заявление. В нем сообщаются основные моменты совершения злодеяния, доказательства и объяснение, согласно которым преступник должен понести заслуженное наказание. В последней фразе содержится просьба потерпевшего наказать обидчика. Важно! Важным моментом в доказательстве совершенного деяния является наличие свидетелей, список которых необходимо приложить к заявлению. Если есть, то можно предоставить любые другие задокументированные доказательства содеянного, которые помогут привлечь человека за клевету. Когда преступление квалифицируется, как совершенное с отягчающими обстоятельствами, обозначенными со второй по пятую части статьи 128.1 УК РФ, то нужно обращаться в полицию или прокуратуру по месту проживания потерпевшего.

Как привлечь за клевету и оскорбление?

А все потому, что в наших законах нет конкретных определений ложности распространенных сведений и принципов оценки наличия или отсутствия недоброго умысла при совершении преступления. Как правило, в суде ни одна из сторон не может представить более-менее существенных доказательств, кроме свидетельских показаний, в правдивости которых тоже не всегда можно быть уверенным.

А иногда суд просто не видит в действиях сторон состава преступления, хотя и оскорбления были, и злой умысел присутствовал. Вот несколько примеров решений суда:

  1. Гражданин Р.

    публично высказался про своего непосредственного подчиненного, что тот находился на работе в состоянии алкогольного опьянения. В результате репутация работника в глазах вышестоящего руководства была подмочена. Суд не увидел в этой ситуации состава преступления по клевете, поскольку гражданин Р.

Как рассчитать размер морального ущерба? Несмотря на то, что моральный ущерб определяется субъективно, в случае клеветы вы сможете сориентироваться в его сумме и доказать его. Например, в представленном выше случае сумма морального ущерба оказалась достаточно высокой, так как семья девушки не только получила страдания из-за разрушенного счастья, но и не приобрела планируемого благосостояния в результате вступления в брак.

Особенно крупной может быть сумма, если в результате клеветы человек получил настолько глубокую травму, что свёл счёты с жизнью. Но в этом случае должно быть основание в виде уголовного обвинения по совокупности статей. То есть, в результате клеветы вы нечто утратили. Возможно, это сыграло роль в вашей карьере или вы приобрели депрессивное расстройство, которое лишило вас преимуществ и разрушило дела в бизнесе (иные дела).