Ст 1148 ГК РФ

Статья 1148. Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя

1. Граждане, относящиеся к наследникам по закону, указанным в статьях 1143 — 1145 настоящего Кодекса, нетрудоспособные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет.
2. К наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях 1142 — 1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

3. При отсутствии других наследников по закону указанные в пункте 2 настоящей статьи нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.

Комментарий к статье 1148 ГК РФ

1. К числу наследников по закону также относятся нетрудоспособные лица, находившиеся на иждивении умершего. В законе выделены две категории нетрудоспособных иждивенцев: родственники наследодателя (как по прямой, так и по боковой линии) и посторонние люди, не связанные с ним родственными отношениями.

В то же время в качестве нетрудоспособных иждивенцев призываются к наследованию лица, не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию. Если лицо одновременно отвечает требованиям к наследникам соответствующей очереди и к нетрудоспособному иждивенцу наследодателя, оно призывается в качестве наследника соответствующей очереди или по праву представления. Данное обстоятельство, в частности, имеет важное практическое значение, поскольку по-разному могут определяться доли наследственного имущества, причитающиеся наследнику как нетрудоспособному иждивенцу, а также остальных наследников.

Следует отметить, что определение состояния лица на иждивении во многих случаях определяется судом, который и по настоящее время пользуется рекомендациями, ранее изданными ВС РФ, а также основывает свои выводы на ранее сформулированных судебной практикой положениях.

Для того чтобы иметь право наследовать по закону, нетрудоспособные лица должны находиться на иждивении у наследодателя в течение годичного срока. Отношения иждивения (сколь бы они ни были длительными), прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают такому иждивенцу прав на имущество наследодателя (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 01.07.1993 <*>).

———————————
<*> БВС РФ. 1994. N 1.

Пленум ВС СССР в ч. 3 п. 2 Постановления от 01.07.1966 N 6 «О судебной практике по делам о наследовании» <*> разъяснял, что состоящими на иждивении наследодателя следует считать нетрудоспособных лиц, находившихся на полном содержании наследодателя или получавших от наследодателя такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию.

———————————
<*> БВС СССР. 1966. N 4.

Из этого можно сделать вывод, что факт нахождения лица на полном содержании умершего или признание его неимущим, нуждающимся не является исключительным условием признания такого лица иждивенцем наследодателя. Помощь должна быть систематической и являться основным источником к существованию. Однако нерегулярная, эпизодическая материальная помощь не может служить основанием для признания лица иждивенцем.

В то же время наличие у лица определенного имущества (квартиры для постоянного проживания, пенсии, компенсации вследствие причиненного вреда), не являющегося, однако, для него основным источником существования, не является препятствием к признанию данного лица иждивенцем умершего. По давно сложившейся судебной практике при рассмотрении споров о наследстве в тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал стипендию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставляющего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя (п. 4 Постановления Пленума ВС СССР от 21.06.85 N 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» <*>).

———————————
<*> БВС СССР. 1985. N 4.

Наследниками по данному основанию являются не все иждивенцы. Требуется также устанавливать их соответствие признаку нетрудоспособности ко времени открытия наследства. Поскольку в действующем гражданском законодательстве не установлен порядок определения нетрудоспособности иждивенца, в данном случае применяются нормы права социального обеспечения. К нетрудоспособным иждивенцам относятся лица, достигшие пенсионного возраста (женщины, достигшие 55 лет, мужчины — 60 лет); инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства, независимо от того, назначена ли им пенсия по старости и инвалидности; лица, не достигшие возраста 16 лет (учащиеся — 18 лет).

Правообразующее значение в данном случае имеет именно достижение пенсионного возраста или получение инвалидности, а не факт назначения пенсии или продолжения трудовой деятельности после достижения пенсионного возраста.

В случае открытия наследства после признания умершим безвестно отсутствующего лица необходимо, чтобы иждивенцы находились на его иждивении также не менее года до момента получения от него последних известий о месте пребывания (ст. 42 ГК).

Для нетрудоспособных иждивенцев, относящихся к наследникам по закону второй — седьмой очередей, не обязательно, чтобы они проживали совместно с наследодателем. В данном случае иждивение может выражаться в оказании систематической материальной помощи (как в денежной, так и в вещевой форме).

По сложившейся практике в доказательство факта нахождения на иждивении могут быть представлены следующие документы: справка местной администрации, жилищно-эксплуатационной организации или с места работы наследодателя о наличии у него иждивенцев, справка отдела социального обеспечения о назначении пенсии по случаю потери кормильца.

Однако выдача соответствующим органом справки о том, что по имеющимся данным лицо не состояло на иждивении умершего, не исключает возможности установления в судебном порядке факта нахождения на иждивении (п. 4 Постановления Пленума ВС СССР от 21.06.85 N 9).

Иждивенцы составляют особую группу наследников, которые наследуют с той очередью, которая призывается к наследованию. Доля наследственного имущества, им причитающаяся, определяется в соответствии с правилами ст. 1149 ГК.

2. В качестве наследников по закону могут быть призваны лица, не состоящие в родстве с наследодателем, но являющиеся его иждивенцами, при условии, что к моменту открытия наследства они являлись нетрудоспособными и состояли на иждивении наследодателя в течение не менее года до момента смерти.

В отличие от нетрудоспособных иждивенцев из числа наследников по закону второй — седьмой очередей, иные иждивенцы обязательно должны проживать совместно с наследодателем не менее чем в течение года до его смерти.

Как представляется, к данной категории наследников могут относиться, например, одинокие граждане, принявшие на фактическое воспитание ребенка, но не оформившие данные отношения путем усыновления или приема в семью на воспитание. В случае отсутствия наследников других очередей ребенок — нетрудоспособный иждивенец может наследовать после такого лица. Также не противоречит смыслу закона, что при отсутствии других наследников в силу норм комментируемой статьи граждане, фактически принятые на содержание, могут наследовать после лиц, их содержавших. То же правило может быть распространено и на фактические брачные союзы, не зарегистрированные в органах ЗАГС.

При определении круга лиц, наследующих по закону в восьмую очередь, применяются правила определения нетрудоспособных иждивенцев в силу п. 1 комментируемой статьи.

Такие иждивенцы также наследуют одновременно с той очередью, которая призывается к наследованию по закону.

Однако поскольку лица, указанные в п. 2 комментируемой статьи, не относятся к какой-либо очереди наследников по закону, законодатель посчитал необходимым дополнительно защитить их права при угрозе выморочности имущества. Если у наследодателя не было родственников или иных лиц, имеющих право наследовать по закону или по завещанию, к наследованию в качестве самостоятельной очереди призываются его нетрудоспособные иждивенцы: при отсутствии других наследников по закону указанные иждивенцы наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. При этом наследственное имущество делится между наследниками поровну.

Другой комментарий к статье 1148 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья к числу наследников по закону относит нетрудоспособных лиц, состоявших на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При наличии других наследников они наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

Отношения иждивения, сколь бы длительными они ни были, прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают бывшему иждивенцу права на имущество наследодателя. Этот вывод сделан Верховным Судом РФ в Определении Судебной коллегии от 1 июля 1993 г. Представляется, что, несмотря на то что данный вывод сделан на основе норм ГК РСФСР 1964 г., его приведение здесь уместно, поскольку отмененная ч. 3 ст. 532 ГК РСФСР, так же как и положения п. п. 1 и 2 комментируемой статьи, регулирует отношения по призванию к наследованию нетрудоспособных иждивенцев.

2. Важное разъяснение по данному вопросу сделано в п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9. В нем, в частности, указывается, что при определении наследственных прав в соответствии со ст. ст. 1148 и 1149 ГК РФ необходимо иметь в виду следующее:

а) к нетрудоспособным в указанных случаях относятся:

— несовершеннолетние лица (п. 1 ст. 21 ГК);

— граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости (п. 1 ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»; далее — Закон о трудовых пенсиях), вне зависимости от назначения им пенсии по старости.

Лица, за которыми сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (ст. ст. 27 и 28 Закона о трудовых пенсиях), к нетрудоспособным не относятся;

— граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности);

б) обстоятельства, с которыми связывается нетрудоспособность гражданина, определяются на день открытия наследства. Гражданин считается нетрудоспособным в случаях, если:

— день наступления его совершеннолетия совпадает с днем открытия наследства или определяется более поздней календарной датой;

— день его рождения, с которым связывается достижение возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости, определяется датой более ранней, чем день открытия наследства;

— инвалидность ему установлена с даты, совпадающей с днем открытия наследства или предшествующей этому дню, бессрочно либо на срок до даты, совпадающей с днем открытия наследства, или до более поздней даты (п. п. 12 и 13 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом»);

в) находившимся на иждивении наследодателя может быть признано лицо, получавшее от умершего в период не менее одного года до его смерти — вне зависимости от родственных отношений — полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат. При оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении, следует учитывать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного.

Нетрудоспособный гражданин — получатель ренты по договору пожизненного содержания с иждивением, заключенному с наследодателем — плательщиком ренты (ст. 601 ГК), не наследует по закону в качестве иждивенца наследодателя;

г) нетрудоспособные иждивенцы наследодателя из числа лиц, указанных в п. 2 ст. 1142 ГК РФ, наследующих по праву представления, которые не призываются к наследованию в составе соответствующей очереди (внуки наследодателя и их потомки при жизни своих родителей — наследников по закону первой очереди), наследуют на основании п. 1 ст. 6 и п. 1 комментируемой статьи, т.е. независимо от совместного проживания с наследодателем.

Совместное проживание с наследодателем не менее одного года до его смерти является условием призвания к наследованию лишь нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, названных в п. 2 комментируемой статьи (из числа граждан, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142 — 1145 ГК РФ);

д) самостоятельное наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя в качестве наследников восьмой очереди осуществляется, помимо случаев отсутствия других наследников по закону, также в случаях, если никто из наследников предшествующих очередей не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (ст. 1117 ГК), либо лишены наследства (п. 1 ст. 1119 ГК), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

3. В тех случаях, когда других наследников по закону нет, нетрудоспособные граждане, являвшиеся иждивенцами наследодателя и проживавшие с ним не менее одного года до его смерти, образуют восьмую очередь наследников по закону.

Комментарий к статье 1148 Гражданского кодекса РФ

Статья 1148. Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя

Комментарий к Ст. 1148 ГК РФ:

1. Специфика правового положения нетрудоспособных иждивенцев заключается в том, что они могут призываться к наследованию в составе отдельной восьмой очереди (п. 3 коммент. ст.) или так называемой скользящей (плавающей) очереди (п. п. 1, 2 коммент. ст.). Поэтому законодателем указанные лица разделены на две группы с определением специальных условий наследования по закону.

2. Согласно п. 1 ст. 1148 в первую группу нетрудоспособных иждивенцев включены граждане, которые формально относятся к числу наследников по закону любой из предшествующих очередей (со второй по седьмую), но при этом не вошли в круг наследников той очереди, которая была призвана к наследованию. Первая очередь во внимание не принимается. Это логично, поскольку если наследник входит именно в эту очередь, не существует правовых оснований для отстранения от наследования по принципу очередности, ибо первая очередь и призывается к наследованию прежде всех остальных.

Такие лица всегда наследуют как наследники скользящей очереди (т.е. наравне и наряду с наследниками призванной к наследованию очереди), но только в том случае, когда они были: а) нетрудоспособны ко дню открытия наследства и одновременно с этим; б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет. Невозможность призвания указанной группы к наследованию в рамках самостоятельной очереди объективна, поскольку если эти иждивенцы так или иначе относятся к числу наследников предшествующих очередей, ситуации, когда отсутствуют наследники предшествующих очередей (условие для призвания к наследованию самостоятельной восьмой очереди), не могут возникнуть в принципе.

3. В соответствии с п. 2 ст. 1148 к числу нетрудоспособных иждивенцев второй группы относятся граждане, которые вообще не входят в круг наследников какой-либо из семи перечисленных выше очередей. Они могут наследовать и в рамках скользящей очереди (если к наследованию призваны наследники какой-либо предшествующей очереди по закону), и самостоятельно как наследники восьмой очереди, когда нет предшествующих очередей. Однако в любом случае призвание к наследованию возможно лишь тогда, когда ко дню открытия наследства указанные лица являлись: а) нетрудоспособными и одновременно с этим; б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении; в) проживали совместно с ним.

4. Регулирование правового положения иждивенцев достаточно скудное, что создает ряд не имеющих однозначного решения проблем в правоприменительной практике при реализации соответствующих наследственных прав.

Так, в наследственном законодательстве прямо не определяется, что понимается под указанными выше условиями призвания к наследованию (общими являются критерии нетрудоспособности и иждивения, а для иждивенцев второй группы дополнительно требуется совместное проживание). Поэтому содержание каждого требования раскрывается на основе логического и систематического толкования и подходов, выработанных судами.

Понятие «нетрудоспособность» принято определять, основываясь на положениях гражданского и пенсионного законодательства, посредством формальных критериев возраста и состояния здоровья. В частности, нетрудоспособными считаются: а) дети, не достигшие совершеннолетнего возраста; б) лица, достигшие пенсионного возраста (женщины — 55 лет, мужчины — 60 лет); в) инвалиды (с детства, I, II, III групп), имеющие ограничение способности к трудовой деятельности (см., например, п. 2 ст. 9 Закона о трудовых пенсиях).

Судебная практика не признает нетрудоспособными тех лиц, которым пенсия назначена на льготных условиях, т.е. до достижения общего пенсионного возраста (например, военнослужащих, лиц, проживающих в районах Крайнего Севера, занятых на вредных производствах и т.п.). Вряд ли подобная практика безупречна и последовательна. Если учитывать, что критерий возраста формален, из-за чего, в частности, для признания нетрудоспособными несовершеннолетних или лиц, достигших общего пенсионного возраста, не имеет значение, осуществляют ли они трудовую деятельность, то непонятно, почему в случае сокращения пенсионного возраста соответствующие граждане не могут быть признаны нетрудоспособными для целей наследственного права.

Гражданский кодекс не устанавливает каких-либо дополнительных требований к наличию нетрудоспособности (с точки зрения ее продолжительности, получения пенсии в связи с нетрудоспособностью и т.д.). Поэтому необходимо и достаточно установить сам факт нетрудоспособности на дату открытия наследства, который возникает либо ввиду достижения определенного возраста, либо на основании признания органами государственной медико-социальной экспертизы инвалидности с ограничением к осуществлению трудовой деятельности.

5. Под нахождением на иждивении обычно понимается предоставление наследодателем полного содержания или такой помощи, которая была постоянным и основным источником средств к существованию (см., например, п. 3 ст. 9 Закона о трудовых пенсиях в РФ). Причем нахождение на иждивении приобретает юридическое значение для целей наследования, если только оно продолжалось не менее одного года до даты открытия наследства.

При кажущейся простоте установление факта нахождения на иждивении сопряжено со множеством спорных вопросов. Так, понятия «полное содержание», «основная и постоянная помощь» не определены в законодательстве и являются оценочными. Нет единообразных критериев определения того, когда тот или иной перерыв в предоставлении содержания отменяет факт нахождения на иждивении в течение года ввиду отсутствия постоянства и т.д. Представляется, что удостоверение нахождения на иждивении должно осуществляться в каждом конкретном случае с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. При этом, как справедливо отмечается в литературе и поддерживается судебной практикой, получение лицом доходов из иных источников (пенсий, зарплаты и т.п.) само по себе не отменяет факта иждивения, если такие доходы незначительны по размеру в сопоставлении с помощью от наследодателя и (или) не являются регулярными (см. также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 182 (автор коммент. — А.Л. Маковский); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 126 (автор коммент. — М.Л. Шелютто)). Кроме того, не должно придаваться юридическое значение тем источникам дохода, которые появились у иждивенца после момента открытия наследства.

Особого внимания заслуживает вопрос о том, порождает ли отношения иждивения предоставление помощи в силу принятых на себя обязанностей. Можно согласиться с мнением о том, что в случае принятия такой обязанности по договору (например, брачному, договору ренты и т.д.) отношений иждивения для целей наследственного права не возникает (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 182 (автор коммент. — А.Л. Маковский); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 127 (автор коммент. — М.Л. Шелютто)). Такая позиция вполне логична, поскольку договор — отдельный юридический факт, воплощающий волеизъявление сторон и порождающий самостоятельные юридические последствия. Соответственно, постановка вопроса о нахождении на иждивении обоснованна, если обязанность по содержанию была обусловлена требованиями закона (например, выплата алиментов) или каким-либо моральными соображениями (т.е. обстоятельствами, которым не придается юридического значения).

6. В случае призвания к наследованию иждивенцев второй группы правовое значение приобретает дополнительное условие — совместное проживание с наследодателем. Формулировка п. 2 коммент. ст. не совсем удачна, поскольку допускает двоякое толкование. На основе грамматического анализа (соединительный союз «и») можно утверждать, что совместное проживание также должно длиться не менее одного года до даты открытия наследства. Однако если учесть, что все нормы о наследовании по закону должны толковаться буквально (на что обращал внимание КС), равным образом допустим вывод, что в тексте п. 2 ст. 1148 указание на период времени в один год сделано только для нахождения на иждивении.

Представляется, что именно первое толкование отвечает действительному смыслу, поскольку совместное проживание характеризует наличие близких отношений между наследодателем и иждивенцем и в своем роде компенсирует отсутствие семейных и кровно-родственных отношений в смысле, придаваемом им семейным законодательством. Однако при таком подходе возникают уже другие проблемы технического характера: должно ли быть совместное проживание непрерывным или могут быть какие-либо периоды отдельного проживания (например, ввиду проведения раздельного отпуска), требуется ли соблюдение формальностей в виде регистрации по месту жительства (представляется, что нет, но тогда очевидны сложности в доказывании факта совместного проживания) и т.п.

7. Обращают на себя внимание и споры об отнесении конкретных лиц к той или иной группе иждивенцев (актуальность проблемы обусловлена тем, что для призвания к наследованию иждивенцев второй группы необходимо соблюдение дополнительного условия о совместном проживании).

Так, высказано мнение, что наследники по праву представления, призываемые к наследованию в рамках соответствующих первых трех очередей лишь в случае, если до даты открытия наследства или одновременно с наследодателем умер их предок, должны быть отнесены к числу иждивенцев первой группы (подробнее см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 121 — 123 (автор коммент. — М.Л. Шелютто)). Такая позиция основана на буквальном толковании п. 1 ст. 1148, в котором содержится общая отсылка ко всем наследникам по закону, отнесенным к указанным в п. 1 коммент. ст. предыдущим очередям.

Согласно противоположной точке зрения наследники по праву представления наследуют только в качестве иждивенцев второй группы, если они не были призваны по праву представления (подробнее см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 183 (автор коммент. — А.Л. Маковский)). Объясняется это тем, что наследники по праву представления не являются непосредственными наследниками конкретной очереди (в том смысле, что для призвания по праву представления требуется не просто отсутствие наследников предшествующих очередей, а особое обстоятельство — смерть предка, который был бы наследником той или иной очереди).

Принимая во внимание особенности наследования по праву представления (особый порядок призвания к наследованию — нечто сродни подназначению наследника), следует согласиться со вторым мнением.

8. В литературе и на практике обсуждается проблема возможной конкуренции оснований наследования, если лицо одновременно формально соответствует признакам как наследника какой-либо предшествующей очереди, так и нетрудоспособного иждивенца.

В силу принципа очередности в отношении иждивенцев первой группы конкуренция оснований исключена, поскольку признание к наследованию входящих в эту категорию граждан происходит лишь тогда, когда они не были призваны к наследованию в рамках какой-либо предшествующей очереди (за исключением первой). Иначе говоря, если к наследованию, например, призвана вторая очередь и входящий в нее брат наследодателя одновременно является нетрудоспособным иждивенцем, признание за указанным лицом права на две доли в наследственном имуществе противоречило бы закону. Нельзя говорить и о возможности выбора таким наследником основания призвания к наследованию (как наследник второй очереди или как нетрудоспособный иждивенец), поскольку наследование в рамках предшествующей очереди автоматически исключает постановку вопроса о придании юридического значения фактам нетрудоспособности и иждивения и не создает предпосылок для применения п. 1 ст. 1148.

Несколько иная позиция занята учеными, относящими наследников по праву представления к первой группе иждивенцев (выше отмечалось, что такая точка зрения нами не разделяется). В частности, указано, что хотя формально конкуренции и нет (т.е. приоритетно именно право наследования по представлению), однако целесообразно предоставить наследнику право выбора, наследовать ли по праву представления или в качестве нетрудоспособного иждивенца (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 123 (автор коммент. — М.Л. Шелютто)).

Что касается иждивенцев второй группы, потенциальная конкуренция усматривается только в отношении наследников по праву представления (если придерживаться мнения, что они относятся именно к указанному виду иждивенцев). Конкуренция с иными наследниками по закону, входящими в предшествующие очереди, в принципе исключена ввиду того, что ко второй группе иждивенцев относятся те граждане, которые не относятся к какой-либо категории наследников предшествующих очередей. Если, например, представить ситуацию, при которой племянник призван к наследованию по праву представления и при этом является нетрудоспособным иждивенцем, проживавшим вместе с наследодателем, стоит ли в этом случае говорить, что такой племянник наследовать в рамках скользящей очереди не может или, по крайней мере, должен выбрать одно из оснований призвания к наследованию? Принимая во внимание особенности наследования по праву представления, можно, на наш взгляд, признать, что наследование по праву представления и призвание в качестве непосредственного наследника являются самостоятельными, параллельно существующими основаниями наследования. Следовательно, в таких случаях допустимо одновременное наследование и по праву представления, и в рамках скользящей очереди.