Ст 205 ч 2 УК РФ

Статья 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

1. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма —
наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации, —
наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Примечание. В настоящей статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Комментарий к статье 205.2 Уголовного Кодекса РФ

Объектом этого преступления также является общественная безопасность.

Объективная сторона может быть выполнена совершением действий двух видов:

1) публичными призывами к осуществлению террористической деятельности;

2) публичным оправданием терроризма (понятия терроризма и террористической деятельности рассмотрены в комментарии к ст. 205.1 УК РФ).

Под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности понимается обращение в любой форме, как правило, к персонально не определенному кругу лиц с предложением участвовать в любой разновидности террористической деятельности. Подобными призывами виновный стремится убедить людей стать на сторону террористов единолично или совместно с иными лицами осуществлять террористическую деятельность, выражающуюся, например, в финансировании и реализации террористического акта; организации незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участии в такой структуре; информационном или ином пособничестве в планировании, подготовке или реализации террористического акта, а равно в совершении иных действий, образующих террористическую деятельность.

Публичные призывы к террористической деятельности могут быть осуществлены, как отмечалось, в любой форме: устном выступлении на собрании, митинге; призывы могут содержаться в тексте листовок, содержании плакатов и т.д. Призывы основываются на убеждении людей, их уговоре, обещании вознаграждения, возбуждении чувств ненависти, зависти, нетерпимости к определенным группам людей и т.п.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности практически означают подстрекательство к такой деятельности. Но данное деяние следует отличать от преступления, предусмотренного ст. 205.1 УК РФ, устанавливающей ответственность за содействие террористической деятельности, которое также может быть совершено путем подстрекательства к совершению преступлений террористического характера.

Различие заключается, во-первых, в том, что подстрекательство при содействии террористической деятельности направлено на конкретное лицо или конкретных лиц, а при призыве к осуществлению террористической деятельности — на индивидуально не определенных лиц. Во-вторых, при содействии террористической деятельности подстрекательство осуществляется в целях возбуждения желания принять участие в совершении определенного преступления, а при призывах — любого, конкретно не определенного преступления, включенного в содержание террористической деятельности.

Понятие публичного оправдания терроризма приведено в примечании к ст. 205.2 УК РФ. В соответствии с этой нормой публичное оправдание представляет собой публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. Понятие публичности при оправдании терроризма аналогично рассмотренному выше.

Состав преступления, предусмотренный ст. 205.2 УК РФ, по конструкции объективной стороны является формальным. Состав преступления будет окончен с момента осуществления призыва или доведения публичного заявления до сведения третьих лиц. Если призывы содержатся в листовках, плакатах, состав преступления будет окончен с момента распространения хотя бы одной листовки, плаката в общественном месте или, например, выполнения соответствующей надписи в общественном месте. При этом для состава преступления не имеет значения, удалось ли виновному сформировать намерение возбудить хотя бы у одного лица желание осуществлять террористическую деятельность или возникла ли у такого лица убежденность в правоте террористической деятельности.

Следует отметить, что исполнителем преступления является лицо, непосредственно выполняющее объективную сторону состава преступления. Поэтому, если, например, одно лицо подготовило текст призыва, а другое огласило его, например, на митинге, действия первого лица следует квалифицировать как действия пособника со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность своего деяния и желает выполнить публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Фактор публичности также должен охватываться сознанием субъекта.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Квалифицирующим обстоятельством (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ) является совершение преступления с использованием средств массовой информации. Это обусловлено тем, что средства массовой информации в таких ситуациях помогают виновному охватить значительно большую аудиторию по сравнению с тем количеством людей, которые могут быть подвергнуты воздействию при иных вариантах совершения преступления. Кроме того, материалам, приводимым в средствах массовой информации, население, как правило, оказывает доверие, что повышает опасность призывов к осуществлению террористической деятельности и оправдания терроризма.

Деяние следует квалифицировать по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ в тех случаях, когда, например, призывы или материалы, оправдывающие терроризм, опубликованы в газетах, прошли в эфире на радио или телевидении, распространены в иных средствах массовой информации или размещены в сети Интернет.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» <1> под средствами массовой информации понимаются периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Этим требованиям в ряде случаев отвечает и размещение материалов в сети Интернет. Если же материалы распространяются не периодически, деяние следует квалифицировать по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ. При этом под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год. Из аналогичного временного промежутка следует исходить и при определении периодичности подачи материалов в средствах, не относящихся к печатным изданиям.

———————————
<1> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300.

При квалификации преступления, совершенного с использованием средств массовой информации, следует обратить внимание на определение роли лица, осуществляющего публичные призывы или публичное оправдание терроризма. Так, если лицо осуществляет эти действия при выступлении по телевидению, то его действия следует расценивать как действия исполнителя, а действия лица, ответственного за выход выступления в эфир, — как действия пособника (при условии что его умыслом охватывалось оказание содействия именно в осуществлении публичных призывов или публичного оправдания). С нашей точки зрения, роли меняются, если, например, речь идет о печатном издании. В этом случае исполнением объективной стороны состава преступления будет дача разрешения на публикацию (опять же при наличии соответствующих субъективных условий). Действия же автора материала следует расценивать как действия пособника.

Другой комментарий к статье 205.2 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состава преступления характеризуется двумя альтернативными действиями:

1) публичными призывами к осуществлению террористической деятельности;

2) публичным оправданием терроризма.

Призывы — это обращение в целях возбуждения желания осуществить террористическую деятельность у части населения. Согласно прямому указанию закона они должны иметь публичный характер, т.е. совершаются в присутствии не менее двух лиц (на собраниях, митингах и т.д.). Форма воздействия может быть различная: устная, письменная, аудио- и видеозаписи, плакаты, листовки и т.д.

2. В отличие от подстрекательства к осуществлению террористической деятельности, публичные призывы не имеют персональной направленности, не предполагают вовлечения конкретного лица в совершение определенного преступления.

3. Легальное толкование публичного оправдания терроризма содержится в примечании к ст. 205.2.

4. Преступление окончено с момента совершения деяния.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

6. Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 343.342.3

Пинкевич Татьяна Валентиновна Pinkevich Tatyana Valentinovna

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) doctor of sciences (law), professor, professor of the сИа1г of сптта! and penal law

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny

Novgorod, 603950)

E-mail: pinkevich@yandex.ru

Черных Евгения Евгеньевна Chernyh Evgeniya Evgenevna

кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

сandidate of sciences (law), the head of the chair of criminal and penal law

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny

Novgorod, 603950)

E-mail: ugpravona@mail.ru

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Public calls for terrorist activity or public justification of terrorism:

problems of qualification

В статье рассмотрены проблемные вопросы криминализации пропаганды идеологии терроризма, противодействие которой требует сегодня совершенствования системы предупреждения; квалификации преступлений, предусмотренных статьей 205.2 УК РФ, а также содержание некоторых конструктивных признаков диспозиции данной нормы.

Ключевые слова: пропаганда, терроризм, террористическая деятельность, призывы, оправдание, публичность.

Keywords: promotion, terrorism, terrorist activity, calls, justification, publicity.

Одним из основных источников угроз общественной безопасности в Российской Федерации в настоящее время является терроризм, уровень которого, несмотря на принимаемые меры анти-террористического характера, остается высоким, а масштабы последствий террористических актов — значительными .

Общая опасность актов терроризма в сочетании с особыми методами и целями их совершения обусловливает следующие отличительные черты — публичность, гласность, пропагандистский характер. Чем больший общественный резонанс получает террористический акт, тем более устрашающее, парализующее воздействие он оказывает на население. Преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности считается едва ли не самым важным признаком терроризма, посколь-

ку психологическое воздействие на людей рассматривается как конечное воздействие, а не побочный продукт терроризма. Эти факты подтверждаются результатами, полученными в ходе социолого-кри-минологического исследования управленческого ресурса образов террористической угрозы в групповом сознании , проведенного Центром социальных, общественно-политических и криминологических исследований в Ставропольском крае. Так, почти половина из числа опрошенных граждан (возраст от 17 до 25 лет) боятся стать жертвой террористического акта, что существенно обусловливает характер и уровень их социальной активности (диаграмма 1).

При этом, по мнению 27% опрошенных, количество террористических угроз будет расти, 37% считают, что их количество останется на прежнем

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, № 3 (27)

1П1

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Диаграмма 1

Опрос населения: испытываете ли Вы чувство страха из-за возможности стать жертвой террористического акта?

уровне, 32% опрошенных уверены, что в ближайшем будущем вероятность террористических угроз будет снижаться (диаграмма 2).

Таким образом, террористам во многом удалось достигнуть своих целей: обеспечить страх — значит обеспечить успешность своего управления через систему контролируемого хаоса.

Особую озабоченность на этом неблагополучном фоне вызывает распространяющаяся как снежный ком пропаганда идеологии терроризма, противодействие которой требует сегодня совершенствования системы предупреждения, включающей комплекс уголовно-правовых и криминологических мер, основой которых являются как конвенционные решения и заключенные с целью их реализации международные договоры и соглашения, так и отечественные законодательные акты.

Так, Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма 2006 года странам-участникам было предложено криминализировать публичные

подстрекательства к совершению преступлений террористической направленности. Под ними в соответствии со статьей 5 документа понимается распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению преступления террористического характера, когда такое поведение независимо от того, пропагандирует оно или нет совершение таких преступлений, создает опасность реализации преступного намерения.

Действительно, насаждение и моральное оправдание идеологии террора, подготовка основ его распространения, формирование общественного мнения об оправдании террористов и терпимости к их деятельности и прочее, представляет реальную опасность для личности, общества и государства. Поэтому, основываясь на решении данной Конвенции и принятии ряда федеральных законов , законодатель дополнил Уголовный кодекс РФ статьей 205.2 («Публичные призывы к осуществлению

Диаграмма 2

Оценка вероятности роста террористических угроз в месте Вашего проживания в ближайшем будущем (на протяжении ближайшего года)

террористической деятельности или публичное оправдание терроризма») .

В целом введение статьи, предусматривающей ответственность за содействие террористической деятельности и публичное оправдание терроризма, вполне целесообразно. Вместе с тем, в доктрине уголовного права имеются и иные мнения относительно указанного нововведения.

В то же время, по данным ГИАЦ МВД России, за 2006—2012 годы по указанной статье было зарегистрировано всего 37 преступлений. Это свидетельствует о том, что ее превентивный потенциал остается практически не реализованным, вследствие чего идеологи терроризма продолжают безнаказанно осуществлять свою деятельность, внося тем самым ощутимый вклад в продуцирование террористической активности .

Низкая эффективность норм уголовного закона может зависеть от различных факторов, в том числе и от их технико-юридического совершенства, соблюдения требований общеправовых и уголовно-правовых критериев, например, конкретности, ясности, полноты и т. д.

Так, несмотря на внешнюю простоту изложения диспозиции статьи 205.2 УК РФ, при квалификации правоприменитель сталкивается с рядом проблем. Рассмотрим некоторые из них, тем более, что относительно содержания конструктивных признаков диспозиции данной нормы в доктрине уголовного права нет единого мнения .

Объективная сторона деяния, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ, представлена двумя альтернативными действиями: публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма. При этом используются две абсолютно разные по содержанию категории — «террористическая деятельность» и «терроризм».

Понятие «террористическая деятельность» охватывает совершение конкретных действий: террористического акта и любого преступления террористической направленности (ч. 1 примечания к ст. 205.1 УК РФ). Призывы к террористической деятельности — это обращение, направленное на возбуждение у части населения желания совершения определенных действий террористического характера. При этом следует иметь в виду, что законодатель рассматривает только публичный характер таких действий, то есть призывы должны осуществляться в общественном месте (на собраниях, митингах и пр.) и быть направлены на определенную группу лиц (не менее двух человек). Если призывы к осуществлению террористической деятельности направлены на одного человека, действия виновного следует квалифицировать как подстрекательство к осуществлению терроризма (ч. 4 ст. 33, ст. 205 УК РФ), содействие террористической деятельности (ч. 4 ст. 33 , ст. 205.1 УК РФ) или иные составы (ст. 206, 208, 277, 278, 279, 360 УК РФ). Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по статье 205.2 УК РФ являются призывы только к осуществлению террористической деятельности. При

этом формы воздействия могут быть различными (устное выражение идей, в письменной форме, аудио- и видеозаписи, могут использоваться предметы наглядной агитации и т. д.).

Публичное оправдание терроризма означает в соответствии с примечанием к статье 205.2 УК РФ публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

По мнению ряда авторов, криминализация «публичного оправдания терроризма» может породить ненужные политические спекуляции относительно реформы уголовного законодательства, возможности использования статьи 205.2 УК РФ в политических целях. Поэтому термин «терроризм» в статьях 205.1, 205.2 УК РФ необходимо заменить .

Нередко правоприменитель вкладывает разное правовое содержание в данные понятия. Это, в свою очередь, ведет к отсутствию единой правоприменительной практики.

Призывы как признак объективной стороны трактуются как обращение в целях возбуждения желания совершения определенных действий у части населения. Они не несут в себе конкретизации и практической направленности и не предполагают склонения конкретного лица или группы лиц к совершению конкретного террористического преступления. Этим публичные призывы к осуществлению террористической деятельности отличаются от подстрекательства к осуществлению терроризма и от содействия террористической деятельности.

Что же касается квалификации действий, связанных с публичным оправданием терроризма, то правоприменитель, прежде всего, сталкивается с проблемой определения содержательной стороны этих признаков. Так, например, термин «оправдание» по своей сути абсолютно не конкретен, и при его применении может трактоваться и как понимание причин определенного поведения, и как выражение конкретной поддержки такого поведения. Поэтому на практике достаточно сложно разграничить оправдание терроризма и действия, связанные с реализацией гражданами своего конституционного права на выражение собственного мнения. Именно поэтому вероятность произвольного толкования указанного признака вполне возможна, несмотря на то, что в примечании к статье 205.2 УК РФ дано легальное толкование публичного оправдания терроризма (под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке).

В правоприменительной практике нередки случаи, когда при осуществлении пропаганды идеологии терроризма имеет место совместная преступная деятельность. Обобщенные материалы следственно-судебной практики показывают на то, что, как правило, авторство материалов, содержащих публичные призывы к террористической деятельности, принадлежат одному лицу, а само распространение осуществляется другим лицом. В этой связи, учитывая положения части 2 ста-

Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, № 3 (27)

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

Пинкевич Т.В., Черных Е.Е. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма: проблемы квалификации

тьи 33 УК РФ, исполнителем должно признаваться лицо, непосредственно выполняющее объективную сторону деяния, и действия лица, изготавливающего материалы пропаганды, необходимо квалифицировать как пособничество. Аналогичной позиции придерживается и ряд авторов .

В то же время указанная точка зрения умаляет значимость лица, непосредственно изготавливающего материалы, связанные с пропагандой идеологии терроризма. Поэтому приводим мнение З.А. Шибзухова, который считает неправильным публичное оправдание и пропаганду терроризма связывать лишь с распространением указанных сведений. Создание текста, содержащего террористическую пропаганду (мысленное либо с последующим изложением на каком-либо материальном носителе), утверждает автор, является первым этапом объективной стороны рассматриваемого преступления, тогда как распространение (воспроизведение) соответствующего текста — это второй этап ее (объективной стороны) выполнения . Таким образом, лицо, изготавливающее пропагандистские материалы, непосредственно выполняет объективную сторону деяния, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ.

Следовательно, при квалификации действий виновных, направленные на изготовление пропагандистских материалов, содержащих публичные призывы к террористической деятельности или связанные с пропагандой идеологии терроризма, и их распространение, необходимо квалифицировать как соисполнительство. Подобной позиции поддерживается и следственно-судебная практика.

Наибольшие сложности при квалификации преступления, предусмотренного статьей 205.2 УК РФ, вызывает определение субъекта преступления, когда материалы, содержащие публичные призывы к террористической деятельности или связанные с пропагандой идеологии терроризма размещены неизвестным лицом в сети «Интернет». Оперативное определение субъекта в таком случае осложняется тем, что, во-первых, современные технологии беспроводного доступа в Интернет исключают возможность обнаружения указанного субъекта посредством контроля технических каналов связи. Во-вторых, многие русскоязычные ресурсы Сети (сайты, блоги, новостные ленты) размещены вне пределов РФ (хостинг за границей, доменное имя зарегистрировано на иностранца не через российскую систему регистрации доменных имен и т. п.).

Таким образом, уголовно-правовые меры противодействия пропаганде идеологии терроризма в настоящее время требуют пристального внимания как в части повышения их эффективности путем законодательных решений, так и в части поиска новых направлений предупредительной деятельности.

Примечания

1. Концепция общественной безопасности в Российской Федерации (утв. Президентом РФ). 11Р1_: Ь|Нр://шшш. kremlin.ru/acts/19653

2. Управленческий ресурс образов террористической угрозы в групповом сознании полицейских и молодежи // Основные результаты комплексного социолого-кримино-логического исследования. Ставрополь, 2011.

3. О ратификации Конвенции Совета Европы о пред-

упреждении терроризма: федеральный закон от 20 апреля 2006 г. № 56-ФЗ. URL: http://base.consultant. ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base = LAW;n =59744; О противодействии терроризму: федеральный за-

кон от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3. URL: http://base.garant. ru/1 2145408/#ixzz2woRzf8ne

4. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»: федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31, ч. 1, ст. 3452.

5. Шибзухов 3. Уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Тверь, 2011.

6. Российское уголовное право: курс лекций. Владивосток, 1999. Т. 1: Преступление.

7. КибальникА., Соломоненко И. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма // Законность. 2007. № 2.

8. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010.

9. Шибзухов 3.А. Проблемы квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, совершенных в соучастии // Общество и право. 2011. № 2.

1. Cancela public safety in the Russian Federation: the Decree. URL: http://www.kremlin.ru/acts/19653

6. Russian criminal law: course of lectures. Vladivostok, 1999. Vol. 1: The Crime.

7. KibalnikA., Solomonenko I. Public calls for terrorist activity or public justification of terrorism // Legality. 2007. № 2.

1. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от пяти до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Примечание.

Утратило силу.

Примечания. 1. В настоящей статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

1.1. В настоящей статье под пропагандой терроризма понимается деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности.

2. В настоящей статье под террористической деятельностью понимается совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 205.2 УК РФ

1. Общественная опасность данного преступления определяется тем, что в обществе может насаждаться и морально оправдываться идеология террора, подготавливаться основы его распространения, формироваться общественное мнение об оправдании террористов, терпимости к их действиям, на изменение мировоззрения относительно этой преступной деятельности и т.д.

2. Объективная сторона преступления предусматривает два альтернативных самостоятельных действия: 1) публичные призывы к осуществлению террористической деятельности; 2) публичное оправдание терроризма.

Под публичными призывами следует понимать воздействие на сознание и волю людей к осуществлению террористической деятельности. Форма воздействия может быть различной: устная, письменная, аудио- и видеозаписи, плакаты, транспаранты и т.д., но обязательно публичная, т.е. предлагаемую в призывах информацию должны слышать, видеть, читать, воспринимать какое-то количество людей (группа, толпа, неопределенно широкий круг лиц).

В отличие от подстрекательства к осуществлению терроризма и от содействия террористической деятельности, публичные призывы не несут такой конкретизации, практической направленности, не предполагают склонение конкретного лица или группы лиц к совершению конкретного преступления или преступлений террористического характера.

3. Легальное толкование понятия публичного оправдания терроризма дано в примеч. к комментируемой статье и определяется как публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. Под идеологией и практикой терроризма понимаются идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012 N 1). Подобные действия могут выражаться как в прямой, так и в завуалированной форме, например, в литературных произведениях, кинофильмах, в которых с приведением различных доводов политического, социального, религиозного, националистического характера идеологически обосновывается допустимость терроризма, а террористы представляются в образе положительных героев, заслуживающих поддержки, подражания и уважения, и т.д.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности считаются оконченным преступлением с момента публичного провозглашения (распространения) хотя бы одного обращения независимо от того, удалось побудить других граждан к осуществлению террористической деятельности или нет, а публичное оправдание терроризма — с момента публичного выступления лица, в котором оно оправдывает идеологию и практику терроризма (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012 N 1).

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъект осознает, что публично призывает к осуществлению террористической деятельности либо публично оправдывает терроризм, и желает этого.

5. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

6. Часть 2 комментируемой статьи в качестве квалифицирующего обстоятельства публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма предусматривает использование СМИ, под которыми ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 14.06.2011) понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации.
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 7.

Статья 205.2 УК РФ. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма

Новая редакция Ст. 205.2 УК РФ

1. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от пяти до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Примечание.

Утратило силу.

Примечания. 1. В настоящей статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

1.1. В настоящей статье под пропагандой терроризма понимается деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности.

2. В настоящей статье под террористической деятельностью понимается совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 205.2 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в формировании мнения населения, оправдывающего возможность насильственного воздействия на принятие решений органами власти, влекущего нарушение нормального функционирования государственно-властных институтов, коммерческих и иных организаций, причинение вреда охраняемым законом интересам граждан.

2. Объектом преступного посягательства являются отношения по поддержанию мер общественной безопасности.

3. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1, выражается в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности или публичном оправдании терроризма.

3.1. Призывы к осуществлению террористической деятельности (т.е. к совершению преступлений, предусмотренных ст. 205, 206, 208, 211, 277 — 279, 360, независимо от места их совершения) предполагают доведение до граждан информации о необходимости либо целесообразности данной деятельности в будущем для оказания соответствующего воздействия на их сознание, волю и эмоции. Дополнительной квалификации содеянного в качестве подстрекательства к совершению соответствующих преступлений не требуется.

3.2. Оправдание терроризма (согласно примеч. к коммент. статье) предполагает заявление о признании идеологии и практики терроризма правильной, нуждающейся в поддержке и подражании. Одобрение деятельности террористических организаций либо отдельных террористических актов, имевших место как на территории РФ, так и за рубежом, без указания на необходимость либо целесообразность их повторения не образует состава рассматриваемого преступления.

4. Публичность действий виновного означает обращение с призывами либо с оправданием терроризма к неопределенному кругу лиц в местах массового пребывания людей. Форма обращения не имеет значения для квалификации (устная, письменная, в том числе в сочетании с изобразительной, с использованием технических и иных средств связи).

5. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Мотивы не имеют значения для квалификации преступления (личные, националистические, политические и т.д.).

6. Субъектом преступного посягательства является физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет.

7. Квалифицирующим признаком (ч. 2) является совершение деяний, указанных в ч. 1 коммент. статьи, с использованием СМИ (см. коммент. к ст. 129).

8. Деяния, отраженные в коммент. статье, относятся к категории преступлений средней тяжести.