Ст 89 уик РФ

Статья 89. Свидания осужденных к лишению свободы

1. Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения. В предусмотренных настоящим Кодексом случаях осужденным могут предоставляться длительные свидания с проживанием вне исправительного учреждения продолжительностью пять суток. В этом случае начальником исправительного учреждения определяются порядок и место проведения свидания.
2. Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации исправительного учреждения. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, а с разрешения начальника исправительного учреждения — с иными лицами.
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)
2.1. Осужденным женщинам, имеющим ребенка в возрасте до 14 лет, а также осужденным мужчинам, имеющим ребенка в возрасте до 14 лет и являющимся единственным родителем, за исключением осужденных, указанных в части третьей статьи 97 настоящего Кодекса, могут предоставляться дополнительные длительные свидания с ребенком в выходные и праздничные дни с проживанием (пребыванием) вне исправительного учреждения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположено исправительное учреждение, если это предусмотрено условиями отбывания ими лишения свободы в исправительном учреждении.
(часть 2.1 введена Федеральным законом от 26.07.2017 N 200-ФЗ)
3. Осужденным по их просьбе разрешается заменять длительное свидание краткосрочным, краткосрочное или длительное свидание телефонным разговором, а в воспитательных колониях длительное свидание с проживанием вне исправительного учреждения краткосрочным свиданием с выходом за пределы воспитательной колонии. Порядок замены одного вида свидания другим устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.
(в ред. Федеральных законов от 21.07.1998 N 117-ФЗ, от 08.11.2008 N 194-ФЗ)
4. Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.
(часть четвертая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

Комментарий к статье 89 УИК РФ

1. Комментируемая статья направлена на сохранение и развитие семейных, родственных и иных социально полезных связей осужденных во время отбывания ими наказания в виде лишения свободы. Закон предусматривает несколько видов свиданий: краткосрочные — продолжительностью четыре часа (ранее было — до четырех часов) и длительные — продолжительностью трое суток (ранее было — до трех суток) на территории ИУ, а также длительные — продолжительностью пять суток с проживанием вне ИУ. Количество предоставляемых осужденным свиданий зависит от вида ИУ, в котором отбывается наказание, и условий отбывания наказания, в которых осужденный находится (обычные, облегченные и строгие).
Свидания осужденным не предоставляются лишь в исключительных случаях: при переводе ИУ на режим особых условий (может быть изменен порядок предоставления свиданий), при эпидемиях и по вине самих осужденных (отбытие дисциплинарного наказания в ШИЗО; нахождение в ПКТ, ЕПКТ или одиночной камере — в этом случае предоставляется одно краткосрочное свидание раз в шесть месяцев). Данные правила согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2003 г. N 20-П не распространяются на свидания с адвокатом или иным лицом, имеющим право на оказание юридической помощи. Эти свидания не включаются в число свиданий, разрешенных осужденному, и должны предоставляться по заявлению осужденного в любое время и вне зависимости от места нахождения.
2. Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками и иными лицами в присутствии представителя администрации ИУ. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания не только с родственниками (супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками), как это имело место раньше, но и с иными лицами. С последними длительные свидания могут предоставляться лишь в исключительных случаях с разрешения начальника ИУ. Исключительность случая определяется конкретными обстоятельствами, которые должны быть действительно неординарными.
3. Длительные свидания с правом проживания вне ИУ предоставляются с разрешения начальника ИУ, который одновременно определяет место проживания и порядок поведения осужденного во время свидания. Другие длительные свидания проводятся в специально оборудованных помещениях гостиничного типа, где имеется кухонный комплекс с необходимым набором инструментов, посуды, иного кухонного инвентаря, а также детская комната с набором игрушек.
Администрация ИУ, как правило, освобождает осужденных от работы (с предыдущей или последующей отработкой). На длительные свидания могут приноситься продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива), вещи гражданского образца для переодевания осужденных, а также предметы, изделия и вещества, хранение которых осужденным не запрещено.
4. Объединение свиданий либо разъединение одного свидания на несколько не допускается. Осужденному разрешается свидание одновременно не более чем с двумя взрослыми лицами, вместе с которыми могут быть несовершеннолетние.
На свидания осужденные должны являться в опрятном виде. Осужденные до и после свидания подвергаются полному обыску.
Лица, прибывшие на свидание с осужденным, сдают деньги, а также вещи и предметы, не разрешенные к использованию в ИУ, на хранение под расписку сотруднику службы безопасности по проведению свиданий. При наличии достаточных оснований полагать, что лицо, прибывшее на свидание, намерено передать осужденному предметы, изделия и вещества, хранение которых в ИУ запрещено, начальник ИУ объявляет этому лицу о том, что свидание будет предоставлено лишь при согласии на досмотр принадлежащих ему вещей и одежды. В случае обнаружения скрытых от досмотра неразрешенных предметов, изделий или веществ администрация ИУ принимает меры в соответствии с действующим законодательством. При нарушении прибывшим на свидание установленного порядка проведения свидания оно немедленно прерывается. На краткосрочные свидания продукты питания проносить не разрешается; в ВК данный вопрос решается по усмотрению администрации ИУ.
5. Первое свидание осужденному может быть предоставлено сразу же по прибытии в ИУ независимо от того, когда он имел предыдущее свидание в местах предварительного заключения. При наличии одновременно права на краткосрочное и длительное свидания вид первого свидания определяет осужденный. Последующие свидания предоставляются по истечении периода, равного частному от деления 12 месяцев на количество свиданий данного вида, полагающихся осужденному в год. Время, в течение которого свидания не предоставлялись в связи с режимом особых условий, эпидемиями и иными чрезвычайными обстоятельствами, препятствующими нормальной деятельности ИУ, засчитывается в срок, по истечении которого осужденным могут быть предоставлены свидания.
6. Осужденному предоставлено право с разрешения администрации ИУ заменить длительное свидание краткосрочным, а краткосрочное свидание — телефонным разговором. В ВК длительное свидание с проживанием за пределами территории ВК может быть заменено краткосрочным свиданием с выходом за пределы территории ВК. Порядок замены одного вида свиданий другим определяется Минюстом России.
7. Своеобразным видом свиданий, не включаемым в их общее количество, являются свидания осужденных с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По желанию осужденного и указанных лиц такие свидания по заявлению осужденного предоставляются им наедине вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. Администрация УИ обязана проверить полномочия пришедших на такое свидание лиц. Число свиданий с адвокатом и иным лицом, оказывающим юридическую помощь, не ограничено, каждое свидание может быть продолжительностью до четырех часов.

Комментарий к статье 89 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ

1. Осужденные имеют право на свидания. Свидания с родственниками предоставляются в целях сохранения социально-полезных связей осужденного. По данным специальной переписи осужденных 1999 г., 61,8% осужденных не воспользовались своим правом на длительные свидания, а 50,3% — своим правом на краткосрочные.

Количество свиданий устанавливается в зависимости от вида исправительного учреждения, вида режима и вида условий отбывания наказания. Свидания могут быть краткосрочными (4 часа) и длительными (3 суток). Свидания проходят на территории исправительного учреждения. В воспитательной колонии могут предоставляться свидания длительностью пять суток с проживанием вне колонии. В этом случае начальник колонии определяет место и порядок проведения свидания.

2. Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками и иными лицами в присутствии представителей администрации. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с близкими родственниками (но не более чем с двумя взрослыми), а в исключительных случаях с разрешения начальника исправительного учреждения — и с иными лицами. Понятие родственника и близкого родственника дается в п. п. 4 и 37 ст. 5 УПК РФ.

Осужденные, как правило, освобождаются от работы на период длительных свиданий с последующей или предшествующей отработкой. На период длительных свиданий осужденные могут пользоваться одеждой, бельем и обувью, принесенными родственниками. При нарушении прибывшими установленного порядка проведения свидания оно немедленно прерывается. Пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на свидание с осужденными, в комнаты краткосрочных свиданий не допускается. На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива). Осужденные до и после свидания подвергаются полному обыску. Одежда и вещи граждан, прибывших на свидание, могут быть досмотрены. Лицу, отказавшемуся от досмотра, длительное свидание не разрешается, но оно может быть заменено краткосрочным. В случае обнаружения скрытых от досмотра запрещенных предметов виновные могут быть привлечены к административной ответственности по ст. 19.12 КоАП РФ.

Разрешение на свидание дается начальником исправительного учреждения или лицом, его замещающим, по заявлению осужденного либо лица, прибывшего к нему на свидание. Документами, удостоверяющими личность прибывшего на свидание, а также их родственные связи с осужденными, являются: паспорт, военный билет, удостоверение личности, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, документы органов опеки и попечительства.

Продолжительность свиданий может быть сокращена администрацией по настоянию лиц, находящихся на свидании. Объединение свиданий либо разъединение одного свидания на несколько не допускается.

Первое свидание может быть предоставлено осужденному сразу же после прибытия осужденного из карантинного помещения в отряд, независимо от того, имел ли он предыдущее свидание в местах содержания под стражей. При наличии права на краткосрочное и длительное свидания вид первого определяет осужденный. Последующие свидания предоставляются по истечении периода, равного частному от деления 12 месяцев на количество свиданий данного вида, полагающихся осужденному в год. Время, в течение которого свидания осужденным не предоставлялись в связи с введением режима особых условий, засчитывается в срок, по истечении которого осужденным могут быть предоставлены свидания.

3. По желанию осужденного длительные и краткосрочные свидания могут быть заменены телефонным разговором, а длительные свидания — краткосрочными; в воспитательной колонии также длительное свидание с проживанием вне исправительного учреждения — краткосрочным с выходом за пределы колонии. Находящимся в лечебно-профилактических учреждениях длительные свидания не предоставляются, они заменяются краткосрочными. Не предусматриваются длительные свидания на строгом режиме в тюрьме, в строгих условиях в колонии особого режима и в воспитательной колонии, а также при отбывании срочных взысканий, предусмотренных п. п. «в», «г», «д» и «е» ч. 1 ст. 115 УИК РФ.

В суде был оспорен запрет на длительные свидания на строгом режиме в тюрьме как нарушающий право осужденного на неприкосновенность частной жизни (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ), на уважение личной и семейной жизни (ч. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 16 февраля 2006 г. N 63-О, частная жизнь не подлежит контролю со стороны государства, и это соответствует и интересам личности, и интересам общества. Но если лицо совершило преступление, государство обязано защищать нарушенные права и законные интересы других лиц, в том числе путем применения наказания, в том числе и путем вмешательства в частную жизнь виновного лица. Суд, сославшись на прецедентную практику Европейского суда по правам человека, констатировал, что такое вмешательство в частную жизнь не является самовольным, а лишь реализует государственную функцию по защите общественных интересов. Главное, чтобы такое государственное вмешательство отвечало критериям разумности и соразмерности и осуществлялось в конституционно значимых целях.

Данный запрет отражает дифференциацию исполнения наказания. Для осужденных к лишению свободы устанавливаются разные условия отбывания наказания в зависимости от пола, возраста, категории совершенного преступления, формы вины, рецидива, срока наказания и их поведения. Такой элемент условий отбывания, как длительные свидания, варьируется от предоставления свидания длительностью пять суток с проживанием вне пределов исправительного учреждения (воспитательные колонии) до запрета самих свиданий (строгий режим в тюрьме). Этот запрет в целом не противоречит и Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-либо форме, в п. 19 которого говорится, что задержанному или находящемуся в заключении лицу предоставляется право на посещение членами семьи и переписку с ними. На посещение членами семьи (краткосрочные свидания) осужденного, отбывающего наказание на строгом режиме в тюрьме, запрета нет.

В этом Определении Конституционный Суд РФ сформулировал также весьма важное положение — презумпцию осознания последствий. Лицо, имеющее умысел на совершение тяжких или особо тяжких преступлений, должно предполагать, что в результате оно может быть лишено свободы и ограничено в правах. Совершая преступление, оно само сознательно обрекает себя и близких на такие ограничения.

4. Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По заявлению осужденного свидания предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. В число свиданий, установленных законодательством, такие свидания не засчитываются, их количество не ограничивается, проводятся они продолжительностью до 4 часов в часы от подъема до отбоя. Раньше в п. 83 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений содержалось косвенное ограничение на число свиданий с адвокатом — они могли проводиться только в нерабочее для осужденных время. Решением Верховного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N ГКПИ06-54 это ограничение было снято. Хотя оно представляется разумным, не затрагивающим существо права и не умаляющим его и устанавливающим справедливый баланс между правом на юридическую помощь и обязанностью трудиться.

В старой редакции ч. 4 комментируемой статьи говорилось просто о свиданиях с адвокатом, без уточнения, к какому виду свиданий они относятся. Законодатель, ограничив продолжительность свидания четырьмя часами, тем самым уточнил, что свидания с адвокатом могут быть только краткосрочными. Конституционность этого положения, ограничивающего продолжительность свидания осужденного с адвокатом четырьмя часами, была оспорена в суде. Конституционный Суд РФ в Определении от 12 июля 2005 г. N 308-О указал, что установление федеральным законодателем определенной продолжительности свиданий осужденного с адвокатом в течение суток без ограничения общей их численности не может быть расценено как нарушение гарантированного ст. 48 Конституции РФ права на получение квалифицированной юридической помощи. Отсюда следует важный вывод, что не всякое установление ограничительного характера может квалифицироваться как нарушение права.

В ч. 6 ст. 82 УИК РФ установлено право администрации исправительного учреждения производить досмотр находящихся на его территории лиц и их документов, а также изымать запрещенные вещи и документы. Конституционность этого положения, как не предусматривающего каких-либо исключений для адвокатов, была оспорена. Конституционный Суд РФ в Определении от 6 марта 2008 г. N 428-О-П признал правомочие администрации принять решение о проведении личного досмотра в отношении адвоката конституционным, поскольку оно обусловлено спецификой режимных требований наказания в виде лишения свободы. Однако такое решение может иметь место, только если администрация располагает данными, позволяющими полагать наличие у адвоката запрещенных предметов. При этом необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты письменно фиксироваться.

В п. п. 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений установлено, что пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на краткосрочное свидание с осужденным, не допускается, вещи сдаются на хранение до окончания свидания. Верховный Суд РФ в своем решении от 15 апреля 2009 г. N ГКПИ09-13 признал, что эти ограничения не распространяются на пронос и использование адвокатом при свиданиях с осужденным средств связи.

Эти примеры показывают, что положения ч. ч. 1 — 3 комментируемой статьи не распространяются на свидания с адвокатами. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25 октября 2001 г. N 14-П <1> сформулировал свою общую правовую позицию в отношении свиданий с адвокатами. В соответствии с ней общение с адвокатом является важной составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в силу Конституции РФ ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению. Законодатель вправе конкретизировать содержание этого права и устанавливать правовые механизмы его осуществления, условия и порядок реализации, но при этом не должен допускать искажения существа права и вводить такие его ограничения, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями. Уголовно-исполнительное законодательство таких ограничений не вводит. В любом случае реализация права на свидания с адвокатами не может быть поставлена в зависимость от наличия специального разрешения должностного лица или органа.

<1> ВКС РФ. 2002. N 1.

Законодатель использует один термин «свидание» для обозначения двух совершенно различных по своей правовой природе и сущности видов свиданий — свидания с родственниками и свидания с адвокатом и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. Право осужденного на свидания с адвокатом есть форма реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Право на свидания с родственниками есть специальное право, оно возникает у осужденного после вступления приговора в законную силу и прекращается после освобождения от отбывания наказания. Свидания с родственниками предоставляются осужденным в целях сохранения социально полезных связей. Поскольку источники возникновения общегражданских и специальных прав различны, различаются и основания их возможного ограничения и правовые механизмы их осуществления. Законодатель в одной статье объединил два разных по своей природе права — специальное право осужденных на свидания с родственниками и конституционное право на свидания с адвокатом. Это создает возможность толкования правоприменителем некоторых существенных элементов общегражданского права как права специального и введения таких ограничений, которые искажают существо общегражданского права.

Что, собственно, и имело место в деле заявителя З.Р. Шенгелая и явилось основанием для его обращения с жалобой в Конституционный Суд РФ. Основанием к рассмотрению дела явилась правовая неопределенность в следующем вопросе: распространяется ли запрет на свидания для осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах и помещениях камерного типа исправительных учреждений, установленный в ч. 1 и п. «г» ч. 2 ст. 118 УИК РФ, и на свидания с адвокатом? Правоприменительная практика этой неопределенности не замечала, и запрет на свидания однозначно трактовался как запрет на свидания любого вида — и на свидания с родственниками, и на свидания с адвокатом. Поэтому администрация исправительного учреждения, ссылаясь на положения ст. 118 УИК РФ, отказывала адвокату в предоставлении свидания с заявителем, отбывающим дисциплинарное взыскание.

Конституционный Суд РФ в данном деле основывался на правовой позиции, выраженной в уже упоминавшемся Постановлении от 25 октября 2001 г. В п. 1 резолютивной части Постановления от 26 декабря 2003 г. N 20-П <1> суд признал положения ч. 1 и п. «г» ч. 2 ст. 118 УИК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку эти положения не предполагают, что установленные ими ограничения распространяются на свидания осужденных, находящихся в штрафных изоляторах и помещениях камерного типа, с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, и тем самым не препятствуют получению ими квалифицированной юридической помощи.

<1> ВКС РФ. 2004. N 1.

В п. 2 резолютивной части этого Постановления говорится, что оно окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Но, видимо, стереотипы сложившейся правоприменительной практики в отношении злостных нарушителей режима оказались настолько сильны, что для реализации Постановления Конституционного Суда РФ потребовалось дополнительное вмешательство центрального органа управления уголовно-исполнительной системы. В письме начальника Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ от 19 января 2004 г. N 18/13-47 «О решении Конституционного Суда Российской Федерации», направленном в территориальные органы уголовно-исполнительной системы, предписывалось принять необходимые меры к недопущению случаев лишения осужденных к лишению свободы, в том числе водворенных в штрафной изолятор или переведенных в помещения камерного типа, свиданий с адвокатами и другими лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. Как оказалось, изменить обыкновение правоприменительной практики не смогло даже прямое указание начальника Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ. Персонал исправительных учреждений вроде бы смог найти лазейку в Постановлении Конституционного Суда РФ: в решении не были упомянуты осужденные, находящиеся в единых помещениях камерного типа и одиночных камерах. И это понятно, поскольку Конституционный Суд РФ проверяет на соответствие Конституции закон, примененный в конкретном деле. А заявитель З.Р. Шенгелая подвергался только взысканиям в виде водворения в штрафной изолятор и перевода в помещения камерного типа. Но правоприменители истолковали решение суда таким образом, что оно не распространяется на осужденных, находящихся в единых помещениях камерного типа и одиночных камерах, и продолжали отказывать этим осужденным в свиданиях с адвокатом.

Министр юстиции РФ обратился в Конституционный Суд РФ с просьбой разъяснить, может ли Постановление от 26 декабря 2003 г. быть истолковано как допускающее возможность ограничения осужденных, находящихся в единых помещениях камерного типа или одиночных камерах, в праве на свидания с адвокатом. Конституционный Суд РФ принял специальное Определение от 1 апреля 2004 г. N 77-О <1>, в котором был вынужден разъяснять азбучные истины о том, что постановление суда состоит не только из резолютивной, но и мотивировочной части, положения которой также носят обязательный характер. Поэтому Постановление Конституционного Суда от 26 декабря 2003 г. распространяется в равной мере на всех осужденных к лишению свободы, в том числе и на тех, к которым применены любые меры дисциплинарного взыскания.

<1> ВКС РФ. 2004. N 5.